Автор: Нина Ганина

Расфокусировка внимания

Знаете, есть такие стереокартинки. Чтобы их рассмотреть, нужно слегка расфокусировать зрение и смотреть как бы не смотря, тогда можешь увидеть чудо в виде верблюда, башмака, танцовщицы, какого-нибудь невиданного зверя.

Вот с творчеством то же самое.

Внимание должно быть слегка расфокусировано, ты, будто не глядя, описываешь доступный тебе массив данных, возле которого ты чудом оказался и который покачивается возле тебя, словно огромный воздушный шар, но может в любой момент уйти, улететь под порывом ветра. Суть не в точной классификации и не в подборе слов, а в скоростном записывании. Разбираться и анализировать будешь после, когда шар улетит. Или не будешь анализировать вовсе. Непрепарированное чудо прекрасно, а разобранное на детали оно утрачивает свою красоту.

Творчество — это дневник наблюдений

Творение есть способ структуризации хаоса.

Для творческого человека взаимодействие с хаосом приводит к тому, что этот хаос человек пытается выразить с помощью доступных ему средств. Пишет картину или книгу, сочиняет музыку или стих, поет или танцует.

Когда ты наблюдаешь нечто, чего не понимаешь, ты пытаешься это описать. Любыми словами, которые приходят в голову. Постепенно записывая то, что ты видишь, ведя своеобразный дневник наблюдений, ты увидишь: темных зон становится меньше, а происходящее выглядит все более ясным.

Этот процесс структуризации, описания и выражения увиденного приводит к созданию новой реальности, создатель которой конкретный автор.

Бетти Эдвардс предлагала подобный метод начинающим художникам. Она говорила им примерно следующее:

Рисуйте то, что видите.

Не пытайтесь осознать, что это.

Как можно подробнее изобразите тот фрагмент, что перед вашими глазами.

 

Это рождает новое видение, освобожденное от шаблонов.

Просто передайте увиденный образ максимально подробно.

Таким образом, творчество превращается в дневник наблюдений.

Любое качественное произведение искусства является таким дневником, где присутствует и субъективное от автора, и попытка достичь объективности.

Задача творческого человека давать названия безымянному и обозначать словами, образами, звуками (конкретикой) клубящийся хаос.

Только так в творчестве сохраняется жизнь, новизна и свежесть — когда автор не силится придумать что-то из головы, а когда он просто честно ведет дневник наблюдений, служит неким транслятором идей и образов.

Albert Bierstadt «Puget Sound on the Pacific Coast», 1870

Картина изображает сцену из жизни индейского народа чинук (чинуки, шинук). Люди возвращаются с рыбалки, несут корзины с лососем.

Место действия: залив в Пьюджет-Саунд на Тихоокеанском побережье.

Альберт Бирштадт часто изображал индейцев и Дикий Запад. Предпочитал неоромантизм.

В 1882 году в жизни художника произошла трагедия: пожар уничтожил его студию и многие картины. Затем о Бирштадте стали забывать.

«Ни один художник не бывает доволен своим творением»

Американская танцовщица Марта Грэм говорила о магии «движения и света», о том, что движение не способно ко лжи. Марта называла этот вид магии «космическим пространством воображения».

Марта считала тело критерием правды и что в танце важнее не техника, а страсть. Однако и одних чувств недостаточно. Необходима и техника, выступление перед публикой со знанием техники исполнения похоже на «культурную речь».

С помощью танца она изображала «тайный язык души». Выбирала ли Марта свою судьбу? Нет, танец сам выбрал ее.

Через танец Марта хотела передать энергию зрителю, чтобы тот острее осознавал тайны и силу, разнообразие, юмор и чудо жизни. В танце она видела «символ жизни».

Марта Грэм считала танцоров «посланниками богов». Танцуя, человек переставал принадлежать какой-либо национальности и даже переставал быть просто человеком, осознавая тело и движение, он становился танцором.

Очень важно осознавать и реализовывать свою уникальность, считала танцовщица, иначе «что-то потеряно».

Страдание она называла «заразной болезнью».

Марта Грэм:

«Существует жизненная сила, энергия, которая приходит в действие через вас, и только вы можете должным образом выразить ее во всей ее неповторимости. Если же вы блокируете эту силу, никакой другой посредник не сможет передать ее так, как это можете вы, и она будет утеряна навсегда. Мир будет лишен ее. И не ваше дело — определять, насколько она хороша или ценна, или насколько сравнима с другими. Ваше дело — четко придерживаться своего направления, держать канал открытым. Вам даже не нужно верить в себя или в свою работу. Всё, что нужно — быть открытым, осознавать те импульсы и внутренние толчки, которые мотивируют именно вас. Держите канал открытым. … Ни один художник не бывает доволен своим творением… Удовлетворения никогда не наступает. Есть только странная, божественная неудовлетворенность; благословенное волнение, которое заставляет нас двигаться дальше и делает нас более живыми, чем кто-либо еще».

«Свидетельствует об истине, о своей правде мира»

Андрей Тарковский связывал искусство с идеей бесконечности.

Искусство, на его взгляд, не должно быть прибыльным.

А художник не ищет, он вовсе не искатель, а «свидетельствует об истине, о своей правде мира».

Поэтому Тарковский не приветствовал выдумывание новых жанров и поиск в искусстве, считал это лишним.

Режиссер был убежден, что мир погружен в «духовный кризис» и помочь здесь способно лишь искусство. Я так понимаю, этот метод близок к психотерапии, но он о том, с чем психотерапия не может справиться.

Андрей Тарковский высказал мысль, что искусство должно «подготовить человека к смерти».

«Потрясать души, заставлять камни двигаться и превращать зверей в людей»

Ницше воспринимал искусство как некую защиту от ужасов истины.

Он сравнивал искусство с чем-то искаженным, лживым.

Но зато, по мнению Ницше, искусство делает жизнь выносимой.

Фридрих считал, что в искусстве много телесного, образного, а красота тесно связана с властью.

Ницше различал безобразные и прекрасные души, и эти два рода душ творили разное искусство. Искусство обладает мощью «потрясать души, заставлять камни двигаться и превращать зверей в людей».