Рубрика: Творческий метод

«Ни один художник не бывает доволен своим творением»

Американская танцовщица Марта Грэм говорила о магии «движения и света», о том, что движение не способно ко лжи. Марта называла этот вид магии «космическим пространством воображения».

Марта считала тело критерием правды и что в танце важнее не техника, а страсть. Однако и одних чувств недостаточно. Необходима и техника, выступление перед публикой со знанием техники исполнения похоже на «культурную речь».

С помощью танца она изображала «тайный язык души». Выбирала ли Марта свою судьбу? Нет, танец сам выбрал ее.

Через танец Марта хотела передать энергию зрителю, чтобы тот острее осознавал тайны и силу, разнообразие, юмор и чудо жизни. В танце она видела «символ жизни».

Марта Грэм считала танцоров «посланниками богов». Танцуя, человек переставал принадлежать какой-либо национальности и даже переставал быть просто человеком, осознавая тело и движение, он становился танцором.

Очень важно осознавать и реализовывать свою уникальность, считала танцовщица, иначе «что-то потеряно».

Страдание она называла «заразной болезнью».

Марта Грэм:

«Существует жизненная сила, энергия, которая приходит в действие через вас, и только вы можете должным образом выразить ее во всей ее неповторимости. Если же вы блокируете эту силу, никакой другой посредник не сможет передать ее так, как это можете вы, и она будет утеряна навсегда. Мир будет лишен ее. И не ваше дело — определять, насколько она хороша или ценна, или насколько сравнима с другими. Ваше дело — четко придерживаться своего направления, держать канал открытым. Вам даже не нужно верить в себя или в свою работу. Всё, что нужно — быть открытым, осознавать те импульсы и внутренние толчки, которые мотивируют именно вас. Держите канал открытым. … Ни один художник не бывает доволен своим творением… Удовлетворения никогда не наступает. Есть только странная, божественная неудовлетворенность; благословенное волнение, которое заставляет нас двигаться дальше и делает нас более живыми, чем кто-либо еще».

«Свидетельствует об истине, о своей правде мира»

Андрей Тарковский связывал искусство с идеей бесконечности.

Искусство, на его взгляд, не должно быть прибыльным.

А художник не ищет, он вовсе не искатель, а «свидетельствует об истине, о своей правде мира».

Поэтому Тарковский не приветствовал выдумывание новых жанров и поиск в искусстве, считал это лишним.

Режиссер был убежден, что мир погружен в «духовный кризис» и помочь здесь способно лишь искусство. Я так понимаю, этот метод близок к психотерапии, но он о том, с чем психотерапия не может справиться.

Андрей Тарковский высказал мысль, что искусство должно «подготовить человека к смерти».

«Потрясать души, заставлять камни двигаться и превращать зверей в людей»

Ницше воспринимал искусство как некую защиту от ужасов истины.

Он сравнивал искусство с чем-то искаженным, лживым.

Но зато, по мнению Ницше, искусство делает жизнь выносимой.

Фридрих считал, что в искусстве много телесного, образного, а красота тесно связана с властью.

Ницше различал безобразные и прекрасные души, и эти два рода душ творили разное искусство. Искусство обладает мощью «потрясать души, заставлять камни двигаться и превращать зверей в людей».

Мысли Джубала Харшоу о художниках и искусстве

Роберт Хайнлайн в научно-фантастическом романе «Чужак в чужой стране» вложил в уста персонажа доктора, Джубала Харшоу, дерзкие высказывания.

Джубал называл «мудрствования» в искусстве «псевдоинтеллектуальным онанизмом» и считал, что искусство должно быть полно чувств (ужасных или прекрасных), а настоящий «художник оплодотворяет зрителей своими чувствами».

Харшоу считал, что даже смотреть на картину нужно учиться. При этом художник должен быть понятным.

Стивен Кинг называл искусство — магией

Стивен Кинг в «Дьюма-Ки» называл искусство — магией, причем не всегда белой магией.

Искусство невозможно без воображения, слышания духа, воли, самоконтроля, поиска глубины. Все это работает и для магии тоже.

Искусство создает новые миры или открывает их.

Виды дневников

Я признаю только один вид дневников — ради познания. Все остальные мне неинтересны.

Я люблю узнавать и искать ответы, делиться важным, фиксировать найденное, записывать повседневное — вот суть дневника.

То же касается и интернет-дневников. Поэтому настоящий дневник обычно хаотичен, его хозяин и сам не знает, к чему его дневник его ведет. Здесь главное. Ты не знаешь, куда идешь.

С другой стороны, читатель, приходя, ожидает увидеть нечто привычное и знакомое. Здесь кроется конфликт автора и читателя.

Будешь ли ты угождать читателю или пойдешь своим путем?

Я думаю, идти своим путем — единственное, что вообще имеет значение.

Джеффри Дивер

Джеффри Дивер продал 50 млн книг по всему миру (150 стран, перевод на 25 языков).

Писатель детективов, криминальных историй, триллеров. Мастер напряженных саспенс историй. Один из лучших создателей триллеров в мире.

Начал писать с одиннадцати лет.

Очень много работает над текстом, редактирует черновик не менее двадцати раз.

Пишет везде.

Не ходил на писательские курсы. Учится писательству по работам других писателей.

Не менее 8 месяцев тратит на исследования для будущей книги.

Среди любимых книг Дивера:

«Властелин колец» Дж. Р. Р. Толкина, «Женщина французского лейтенанта» Джона Фаулза, «Собака Баскервилей» Артура Конан Дойла, «Молчание ягнят» Томаса Харриса, сборник стихов Ричарда Уилбура, «Любовь во время холеры» Габриэля Маркеса, «Обнимая берег» Джона Апдайка, «Чужак в чужой стране» Роберта Хайнлайна, сборник стихов Роберта Фроста, рассказы Джона Чивера, «Стальная империя Круппов» Уильяма Манчестера, «Музыка для хамелеонов» Трумена Капоте, «Убить пересмешника» Харпер Ли, «Зимняя сказка» Марка Хелприна, книги Сола Беллоу («Приключения Оги Марча», «Подарок Гумбольдта»), Яна Флеминга, Джона Ле Карре, Доктора Сэвиджа, Кеннет Робсон, Теодора Уайта.

Джеффри пишет книги по формуле: действие происходит в небольшой временной промежуток + повороты + развороты + неожиданные концовки. Обязателен крючок в виде политического или социального явления.

Не садится писать, пока не узнает точно: каким будет финал задуманной книги.

Джеффри преподает творческое письмо и учит тому, что в сюжете необходим конфликт и высокие ставки, причем разрешение конфликта нужно постоянно откладывать, но, в то же время, рано или поздно дать читателю все важные ответы. Писатель не должен быть моралистом и позволять читателю делать выводы самостоятельно.

Рецензии, критики и отзывы на фильмы, книжки

Написание рецензий на фильмы и книги — довольно странное занятие. Никогда не читала книгу и не смотрела фильм, прочтя чью-то заумную рецензию. А вот просто отзывы от обычных людей (не рецензентов, не критиков) — совсем другое дело.

Я считаю, нормальный отзыв на книжку, фильм должен быть в духе: понравилось/не понравилось, какие впечатления, что почувствовал, чем запомнилось — и все в таком духе.

Рецензии — глупое дело. Игра ума. А искусство не для этого — оно для чувств.

Еще многие режиссеры и писатели говорят в интервью, что ненавидят объяснять свои произведения. И по этой причине давать интервью тоже ненавидят. А и правильно.

Вот помню, принимала участие в паре литконкурсов, мои рассказы кто-то критиковал, кому-то нравилось, а вот самое жесть — это рецензии — в них чего только критики в рассказах ни разглядели, каких только метафор и символов — я сама сидела с круглыми глазами, думая: «ничего этого я не говорила и не писала, вы вообще чего, в своем уме?»