Рубрика: Инфомир, социум, техно

О неизбежности

И говоря о неизбежности, я имею в виду все множество сознательных и бессознательных решений, принятых множеством людей, представляющих собой видимых и невидимых (скрытых, неявных) участников (народов и представителей) конфликта.

Я говорю о судьбе.

О всей совокупности причинно-следственных связей. О преступлениях и наказании. О безнаказанности и вседозволенности, которые должны быть остановлены. Об иллюстрации идей, их живом воплощении и о том, к чему они приводят.

Не стоит бежать от своей судьбы, потому что она рано или поздно настигнет. Лучше смиренно принять ее вызов и ее уроки.

Какое-то время назад я придумала вот что. Когда мне было плохо из-за того, что нечто шло не по плану и вопреки моим представлениям, я говорила себе:

«С чего ты взяла, что все должно идти так, как ты хочешь?

Ну, значит так. Раз так оно происходит, так оно и есть.

Вот она, реальность, хватит злиться на нее, что ты сделаешь с ней?»

Мне стало гораздо легче, когда я приняла, что множество вещей в жизни не поддаются моему контролю и что реальность вовсе не обещала мне безмятежность и покой. Нет, реальность это кое-что иное.

16 дней

24 февраля застал меня врасплох. Я до последнего не верила, что что-либо начнется.

С другой стороны, я ожидала этого с 2014. Еще восемь лет назад было предсказуемо, что рано или поздно подобное произойдет.

Но больше всего меня поразило внутреннее ощущение в тот день, когда я узнала новости. У меня не было никаких сомнений. Я абсолютно точно знала, на чьей я стороне. И теперь, 16 дней спустя, это не изменилось.

Я была ошеломлена этим чувством внутренней уверенности. Обычно я склонна к сомнению и много раз обдумываю то или это. Но в этот раз все было по-другому, как у меня бывает очень редко. Итак, я сразу абсолютно точно знала, на чьей я стороне.

Первые две недели пролетели у меня, как и у многих других, в потере чувства реальности и разрушении привычных опор. Я не могла есть и спать, я насмотрелась новостей всех сторон до тошноты, я чувствовала себя очень ослабевшей и мне было очень-очень страшно. Но постепенно я стала выныривать из этой воронки, заставляя себя возвращаться к привычным интересам. Я заставляла себя смотреть фильмы и читать книги. Я включала кино и не понимала, о чем там идет речь. Я читала страницу за страницей, но буквы любой мирной тематики утратили важность. Спасали только рутина, быт, работа. Ощущение было такое, будто в бурном потоке берешь первую попавшуюся деревяшку и вбиваешь ее в дно, она соскальзывает и уносится, но ты ищешь опору снова и снова, но постепенно как-то выбираешься на берег, и вдруг понимаешь, что у тебя есть снова силы жить.

далее 16 дней