Священник-иезуит и японские христиане

Ситуация с церквями и настойчивым желанием людей прийти в храм во что бы то ни стало, напомнила мне о фильме «Молчание» Мартина Скорсезе.

Молодой священник-иезуит проповедует христианство в Японии XVII века. За это священника ловят и обещают ему ужасные пытки, рассказывают во всех подробностях, как именно его будут пытать. Либо пыток не будет, если он отречется от своей религии. Священник готов умереть. Ночью он молится и просит у Бога сил. Наконец, за ним приходят. Священник говорит, что готов, но интересуется, что это за ужасные звуки доносятся снаружи.

На это ему отвечают: «Ты что, еще не понял? Помнишь ту пытку, о которой тебе рассказывали? Сейчас ее применяют для японцев, которых ты совратил в христианство. До тех пор, пока ты не отречешься от своего Бога и не наступишь на его изображение, пытки не прекратятся. Все эти люди страдают из-за тебя!»

Священник в ужасе. Он видит страдающих людей, кричащих от боли, но помочь им может только одним способом: отказаться от собственной религии, всего, что для него свято. Каждая минута размышлений причиняет еще больше страданий этим людям.

И священник, конечно, отрекается. Он наступает на изображение Христа (фуми-э). Пленников отпускают. Священник навсегда остается в Японии и переходит в синтоизм. Ему дают в жены одну из бывших японских христианок. Он больше никогда не носит креста, не молится, не совершает никаких ритуалов. Каждый год он снова наступает на фуми-э. За ним тщательно следят всю его оставшуюся жизнь. Когда он умирает, тело его сжигают, вопреки христианской традиции.

Фильм основан на реальных событиях.

Простейший вывод: вера без любви к ближнему — это уже не христианство.

Вывод посложнее: то, что люди считают духовностью на проверку чаще оказывается гордыней и высокомерием, и пока уверенность в том, что человек лучше других не устранена, пока он не растопчет свою гордыню, он не может считать себя христианином.

Вывод номер три (еретический): для веры церковь и ритуалы не нужны.