«Вонгозеро» и «Живые люди» Яна Вагнер

Наванговала! Написала цикл книг об эпидемии, уносящей жизни людей по всему миру, подозрительно похожей на ковид-19. Причем еще в 2011 году вышла первая книга «Вонгозеро», а в 2013 вторая — «Живые люди».

По циклу «Вонгозеро» сняли сериал «Эпидемия» (смотреть его я, конечно же, не буду).

   

Я проглотила обе книги за один день. И не могла заставить себя пойти спать, не узнав, чем же все закончится. Книги Яны Вагнер потрясающие, увлекательные, я давно искала хоть что-то подобное по стилю и получила огромное удовольствие от прочтения!

Однако в Сети я нашла множество отрицательных отзывов. «Вонгозеро» называют «бабской литературой», «нытьем», «стилем гламурного «Cosmo»», «нудятиной» и т. д.

Почему? Кто эти люди, неспособные распознать красоту книг Яны Вагнер? Почему голос женщины они презрительно называют «бабской болтовней», считая, что не может быть у женщины никаких интересных мыслей и не может она никаких нормальных книг написать?

И что любят такие скучные людишки? Им нравится, когда только действия в книге, что ли? Когда одни события, экшн и неожиданные повороты сюжета? Так это для них, наверное, и пишется, и издается 99% современных книг русскоязычных авторов, но место этим 99% — на помойке!

Американская, европейская, восточная литература — знак качества традиционно. А русские словно разучились писать, ведь читателю подавай что-нибудь попроще и примитивнее.

Ладно, отвлеклась.

«Вонгозеро» — драма в условиях постапокалипсиса. Давайте я сюжет и подробности эпидемии оставлю за кадром. Сами прочтете, если захочется.

А уделю внимания трем основным персонажам: главной героине Ане (от лица которой идет повествование), ее мужу Сереже и его бывшей жене Ире.

Вот история этих троих мне интереснее всего. Потому что на протяжении двух книг Ира и Аня отчаянно ждут от Сережи чего-то. А этого не произойдет. Потому что он — не может. Не может он ни за что.

Так о чем речь, что за трагедия — читайте ниже.

Когда началась эпидемия и Москву закрыли на карантин, Аня жила с Сережей в своем доме. У них была вполне счастливая семья, включающая еще сына Ани — Мишу.

Время от времени Сережа ходил к бывшей жене, к сыну Антону. Об этих визитах Аня предпочитала не думать и не знать. Словно бы Иры не существовало.

Но пришло время бежать и Сережа, конечно же, забрал бывшую жену с сыном с собой. Так начинается долгое путешествие на машинах к дому на острове, к озеру в Карелии. Едет его настоящая жена, его бывшая жена, его отец, дети, их общие знакомые и друзья, встреченные уже по дороге. Дорога изобилует трудностями. Но наибольшая трудность для Ани — бывшая Сережи, которую она теперь постоянно видит перед собой, и это испытание для нее невыносимо.

Семья ради детей

История Иры и Сережи стандартная. Познакомились еще в университете, влюбились, поженились. Общие друзья, вместе проходят через трудности. Родился ребенок. И Ира потеряла к Сереже интерес.

Семья ради удовольствия

Потом появляется Аня. И Сережа уходит к ней, легкой и простой. В этой семье приятно и комфортно. Она построена не на долженствованиях, а на радости и удовольствии.

Мать и Дочь, Земля и Воздух

Ира олицетворяет архетип Матери. Она помешана на своем сыне, за него любого порвет, а к мужу относится как к… ресурсу. Он должен выполнять ее требования, выслушивать ее упреки, обеспечивать ей комфорт. Неудивительно, что он ушел. Тяжело быть вечно виновным.

Ира тяжелая и упрямая, с ней невозможно спорить, она всегда добивается своего. Она приземленная, практичная, не витает в облаках. Она будто Земля, рождающая жизнь. Вокруг нее постоянно дети, она кормит, одевает, воспитывает, занимается бытом. Кажется, что она толстая и некрасивая, но нет же, Ира красивая, с тонкой шеей.

А Аня — это Дочь. Пытаясь понравиться Сереже и чтобы завоевать его сердце, она отказалась от части себя и стала всегда милой, легкой, послушной, очаровательной. Она запретила себе гнев или упреки, чтобы Сережа никогда не сравнивал ее с бывшей женой.

Вот и зовут тридцатишестилетнюю женщину со взрослым сыном: «Анечка», «Анюта», а еще — «Малыш».

Также Аня — Воздух, и ее отличительные черты: легкость, свобода, независимость, интеллект. Прекрасные качества для современной женщины, но совсем не то, что требуется в условиях выживания. Она умная и сложная, и ей тяжело жить в тесноте, без возможности одиночества, постоянно среди людей, которые еще и не любят ее.

В городе этого не было заметно, но в диких условиях стали видны эти роли. И Аня никак не могла добиться от Сережи того, чтобы он ее слушался, ведь она была ему как Дочка, а вот архетипу Матери (Ире) он никогда не мог отказать, ее слово звучало весомей. В тех патриархальных условиях робинзонады Аня оказалась лишней. Она словно потеряла все права и оказалась в чужой семье ненужной и неуслышанной.

Чего не может Сережа?

А кто такой Сережа? Этого я так и не поняла. Обычный мужик, бесхарактерный, трудолюбивый, избегающий разборок.

В противостоянии Ани и Иры, каждая ждала, что он займет ее сторону. Покажет, что именно та для него важнее другой.

А Сережа этого не сделал. Напротив, как будто уравнял их обеих, сделал одинаково незаменимыми и необходимыми для себя. Ира ведет себя так, будто и не было никакого развода. Аня ведет себя так, будто она случайный человек, полностью потерявший в правах, будто она Сереже никто — так, разлучница.

И почти всю книгу будто стоит безмолвный Анин крик в адрес Сережи: «Ну, сделай что-нибудь! Скажи, что я важнее тебе, я!»

А Сережа ни хрена не делает.

Он стоит в стороне и ждет, что бабы сами разберутся.

Чем она лучше? 

Аня и Ира будто половинки одного целого. Одна Дочь, другая Мать, но ни одна не находится в архетипе Жены. Аня находится в эмоциональной зависимости от Сережи, а Сережа зависим от Иры.

Аня, потерявшая в эпидемии мать, тайком наблюдает за Ирой, будто пытается ее расшифровать, просит от той побыть немножко и для нее матерью.

А Ира, очевидно, годы ненавидевшая Аню, вдруг испытывает к ней временами дружеские чувства и тут же пытается уничтожить их грубыми словами в адрес соперницы, выплескивая горькие слова, но уже не нужные, несвоевременные.

Аня и Ира будто находятся в невидимом танце, они что-то должны понять друг о друге. Почему Ира ушла в роль Матери, забыв о муже? Почему Аня боится быть обычной, собой рядом с Сережей, играет для него роль и скрывает свои негативные чувства? Почему Аня, взрослая женщина, играет роль Девочки?

И зачем это все Сереже? Он вообще не находится в контакте со своими чувствами, он максимально безликий, про его характер вообще трудно что-то сказать. Он просто убегает от них: на рыбалку, на охоту, на другой берег, убегает все дальше и дальше. А те две ждут и ждут, хотя так и не получат ничего.

Аня и Ира в конце вообще как будто сольются воедино, намертво сцепятся.

Перестанут играть наконец. Сдадутся. Но не слишком ли поздно ли?

«Когда не знаешь, что делать дальше, делай что должно, и будь что будет. Жаль, я не помню, кто это сказал. Теперь, когда все вопросы заданы, а ответов у нас не осталось, мы можем только это — развешивать под солнцем белые простыни, хлопающие, как паруса. Перешивать из грубого военного камуфляжа детские куртки и штаны. Сушить грибы. Солить рыбу. Учиться не спрашивать — что с нами будет дальше».

Яна Вагнер «Живые люди»